Разумеется, не можете. Его же не существует. - Коммандер, я должна… - попробовала вставить слово Сьюзан. И снова Стратмор нетерпеливым взмахом руки заставил ее замолчать. Сьюзан в испуге взглянула на Хейла. Он стоял с безучастным видом, словно происходящее его никак не касалось. «И это понятно, - подумала.  - Никакой вирус Хейла не волнует, он ведь отлично знает, что происходит с ТРАНСТЕКСТОМ». Но Чатрукьян стоял на. - Зараженный файл существует, сэр. Но он прошел «Сквозь строй».

- Если эта система его не перехватила, то откуда вы знаете, что вирус существует. Чатрукьян вдруг обрел прежнюю уверенность. - Цепная мутация, сэр. Я проделал анализ и получил именно такой результат - цепную мутацию. Теперь Сьюзан поняла, почему сотрудник систем безопасности так взволнован.

Конец веревочки. Он набрал номер. - Escortes Belen, - ответил мужчина. И снова Беккер изложил свою проблему: - Si, si, senor. Меня зовут сеньор Ролдан.

Буду рад вам помочь. У нас две рыжеволосые.

- На экране появилось новое окошко.  - Хейл - это…» Сьюзан замерла. Должно быть, это какая-то ошибка.

Она казалось напуганной еще сильнее, чем раньше. - Мистер, - сказала она дрожащим голосом, - я не говорила вам, как меня зовут. Откуда вы узнали. ГЛАВА 74 Шестидесятитрехлетний директор Лиланд Фонтейн был настоящий человек-гора с короткой военной стрижкой и жесткими манерами. Когда он бывал раздражен, а это было почти всегда, его черные глаза горели как угли.

Он поднялся по служебной лестнице до высшего поста в агентстве потому, что работал не покладая рук, но также и благодаря редкой целеустремленности и заслуженному уважению со стороны своих предшественников. Он был первым афроамериканцем на посту директора Агентства национальной безопасности, но эту его отличительную черту никто никогда даже не упоминал, потому что политическая партия, которую он поддерживал, решительно не принимала этого во внимание, и его коллеги следовали этому примеру.

Фонтейн заставил Мидж и Бринкерхоффа стоять, пока сам он молча совершал свой обычный ритуал заваривания кофе сорта «Гватемальская ява». Затем он сел за письменный стол и начал их допрашивать, как школьников, вызванных в кабинет директора, а они по-прежнему стояли.

Он участвовал в разработке «ТРАНСТЕКСТА». Он нарушил правила. Из-за него чуть было не произошел полный крах нашей разведки. Я его выгнал. На лице Сьюзан на мгновение мелькнуло недоумение.

Она побледнела и прошептала: - О Боже… Стратмор утвердительно кивнул, зная, что она догадалась. - Он целый год хвастался, что разрабатывает алгоритм, непробиваемый для грубой силы.

За небольшую плату они обеспечивают анонимность электронной почты, выступая в роли посредников.

Тогда, кто бы ни стал обладателем ключа, он скачает себе нашу версию алгоритма.  - Стратмор помахал оружием и встал.  - Нужно найти ключ Хейла. Сьюзан замолчала. Коммандер, как всегда, прав. Им необходим ключ, который хранится у Хейла. Необходим прямо. Она встала, ноги ее не слушались.


Читайте также:

Коментарии:

Они, не замечая Халохота, шли своей дорогой, напоминая черный шуршащий ручеек.

Одуревшие от наркотиков панки за соседними столиками начали поворачивать головы в их сторону, привлеченные перепалкой.